Вчера председатель правительства РФ Д.А. Медведев озвучил, как будет выполняться субботний указ президента России о санкциях в отношении Турции.

«Чартерные авиарейсы будут запрещены сразу, ввоз овощей и фруктов — через несколько недель, запрет на ввоз промтоваров «обсуждается», строительные компании смогут продолжить работу, получив разрешения. Дмитрий Медведев сообщил, что соответствующее постановление правительства подготовлено, но пока не подписано. Ограничительные меры могут быть расширены, уточняет премьер–министр.»[1]

medvedev_rubl_ne_mozhet_ne_reagirovat_na_sankcii

Чтобы определить, какой урон понесет экономика Турции, нужно взглянуть на ее товарооборот с нашей страной.

К основным статьям экспорта из Турции в Россию относятся машиностроительная продукция (30,8 %), продовольственные товары и сельхозсырьё (26,5 %), текстиль, изделия из него, обувь (16,3 %), продукция химической промышленности (11,1 %).

Импорт из Турции в общем объёме российского импорта продовольствия составил в 2014 году 4 %. В частности, в 2014 году из Турции в Россию было экспортировано 366 тыс. тонн томатов, что составляет 43 % от всего импорта томатов в Россию.

За январь-октябрь 2015 года Турция ввезла в Россию продовольствия на $1 млрд, в основном это помидоры и цитрусовые

Доля Турции в российском импорте текстиля, сырья и готовой одежды — около 10 % (в натуральном выражении).

По данным турецкой Ассоциации экспортёров автопрома, в 2014 году экспорт транспортных средств и автокомпонентов из Турции в Россию составил $0,8 млрд, из них на автокомпоненты пришлось $0,44 млрд.[2]

А как обстоят дела с экспортом в Турцию?

По данным ФТС, в 2014 году российский экспорт в Турцию составил $25,5 млрд.

В структуре российского экспорта в Турцию преобладают минеральное топливо, нефть и нефтепродукты (64,1 %). Турция — второй по величине рынок сбыта российского газа после Германии (экспорт в 2014 году составил 27,4 млрд м3). 60 % потребляемого газа Турция получает из России. На металлы и изделия из них в экспорте России приходится 19,3 %, на продовольственные товары и сельхозсырьё — 9,7 %. Ещё 4,7 % занимает продукция химической промышленности, 1,2 % — древесина и целлюлозно-бумажные изделия.

Россия экспортировала в 2004 году в Турцию металлургической продукции более чем на $2,22 млрд.

Турция является крупным импортёром российского зерна и крупнейшим импортёром подсолнечного масла.

Также не стоит забывать о 5,3 млрд инвестиций российских компаний в Турцию за прошлый год, и $759 млн турецких соответственно в нашу экономику, и конечно же строительный бизнес (примерно 1/3 всего строительного рынка России), туризм (в этом году $7,74 млрд доходов) и строительство АЭС в Турции ($20 млрд) за наш счет[3].

Теперь сопоставим. Без цифр.

Первое, по чему будет нанесен удар – туристическая отрасль. Это безусловно сильный ход, и Турция потеряет несопоставимо больше, чем наши отдыхающие. А если деньги, которые российские туристы оставляли в Турции пойдут на наши курорты, уверен, эффект не заставит себя долго ждать.
Второе — овощи и фрукты — чуть позже (чтобы ретейлеры сумели договориться с другими контрагентами для замещения турецких продуктов и очень хотелось бы чтобы наши компании имели на этом рынке приоритет).
Третье — ввоз промтоваров — обсуждается. Почему обсуждается? Потому что помимо мелких товаров повседневного спроса (одежда, обувь, процент которых на российском рынке неуклонно снижается ввиду качества данных товаров) в эту категорию входят компоненты и оборудование необходимое для нашего автопрома. В частности, это затронет АвтоВАЗ(для некоторых моделей), Toyota (компоненты и Corolla), Kia, и, в меньшей степени, Renault[4]. А раз это затрагивает интересы наших крупных компаний, значит, ограничение, скорее всего, не коснется этой группы товаров в полной мере.

Четвертое — турецкий строительный бизнес в России — достаточно лишь разрешения. Уверен, такие вопросы решаются быстро и просто в паре–тройке кабинетов. Почему турецкий «крупняк» на российском строительном рынке, где достаточно компаний, которые бы с легкостью их заменили, не тронули? Хочется верить, что это оставлено на случай эскалации политической ситуации, а не просто потому что кто–то в этом заинтересован.

Пятое — о чем даже не сказано — Турецкий поток и все газовые контракты с Турцией. Горячие головы скажут: «почему не перекрыли трубу?! они же наших людей убивают!» Ответ на такие возгласы весьма прост: хотя российский газ обеспечивает 60% потребления всей Турции, необходимо помнить, что эта страна — один из главных наших импортеров газа (второй рынок после немецкого). Также не стоит забывать о мечте «национального достояния»™ проложить трубу через Турцию в Европу в обход мятежной Украины, что по мнению некоторых экспертов является одной из причин операции ВКС в Сирии. Выгоды просматриваются невооруженным глазом. К тому же, это может быть такой же из действенных мер
«последнего шага», если Турция пойдет на обострение ситуации.

Таким образом, получаем хоть и не без вопросов, но вполне сбалансированное решение Правительства, которое, будем надеяться, будет выполняться лучше, чем «импортозамещение» в рамках нашей экономической войны с ЕС и США.

Однако, не стоит забывать, что Турция  не оставит без ответа наши решения.

И, конечно, пара слов о влиянии экономики на политику. Удар, который получит экономика Турции в следующем году будет очень тяжелым, даже не смотря на помощь друзей по «про–игиловской» коалиции — Саудовской Аравии и Катара (они обещали покрыть убытки Турции). А сложившаяся в экономике ситуация не сможет не повлиять политическую ситуацию в стране, где к власти с завидным постоянством приходят представители генералитета, превращая Правительство в Генеральный штаб.
Таким образом, ситуация для еще одного переворота складывается как бы сама собой. Вот только неизвестно, кто придет после Эрдогана и Давутоглу в управление государством, и процент того, что это будут куда более радикальные мужи весьма велик. Учитывая провозглашенную концепцию турецкого паносманизма, на хвост которой наступили наши ВКС в Сирии, наверняка у Эрдогана велик искус используя одну из сильнейших армий региона таки–ломануться в Сирию и захватить нужные пространства,
но тогда уже никто не знает, к чему приведет ситуация, которая возникнет в связи с принятием «демо–версией Султана» такого решения. Тут возможно все — от локальной войны до мировой с применением межконтинентальных баллистических аргументов.В сухом остатке мы видим, что у Эрдогана намечается своего рода цуцванг, но выйти из него он еще может. Для нашей же страны, если ситуация не примет оборот боевых действий, есть очень широкий простор для маневров.

rusturk

Добавить комментарий